Воскресенье, 01.08.2021, 04:56
Приветствую Вас Гость | RSS

ВЕЛИКИЙ ИЛЛЮЗИОН В СТИХАХ
с любовью про кино

Каталог статей

Главная » Статьи » Авторы

Кручёных Алексей
АЛЕКСЕЙ КРУЧЁНЫХ*
(1886 – 1968)

ГОВОРЯЩЕЕ КИНО ("ТРИ ЭРГОН")
(ассонансы)

В "Доме Союзов"
кинематографа новая эра –
во всеуслышанье заговорили
Три Эргон.

Звук течёт по капле
глуховатый, тяжёлый,
но всё же захватывают
Три Эргон,
Три Эргон!


Дрозды, канарейки,
свиньи, гуси, –
визг и свист.
На сегодня переполнены
наши уши, –
так родились
мои неполнозвучия.

А между тем
томная виолончель
с экрана пробиралась в зал
и пела о том,
что умер
Великий Немой,
когда из недр его
неожиданно возросли
Три Эргон,
Три Эргон
...


КАТЬКА БУМАЖНЫЙ РАНЕТ
(либретто)

I.
Мы по мосту стоим
меж лотков и меж корзин
– Ранет бумажный,
                               гранат
                                           и мандарин! –

Вкруг шурыгает шпана.
– Отпустите четверть фунта.
Зекс! Мильтон! –
Теллигент
        – ейный хахаль –
        кувырком.

А киноки-ловкачи
сотворяют
среди нас
тридцать

                мелодраминых
                                         картин.

II.
Бывший поэт,
Мариенфаг на Лиговке,
(нынче Сёмка-Жгут),
сменил
цилиндр на кепку,
перо прокисшее – на пёрышко,
пробор изысканно проклеен,
пшют первоклассный,
а финка сбоку,
нервнее фокса
добычей дразнит
                               казино.
Червонцев пачки
средь меловых профессоров…
Но неудача! Неудачка!
Даёшь
в фужер с вином
подсвистнуть порошёчку
упитанному скотопромышленнику.
Вальком
                 или бутылкой
в замахе
        Бац!
        Дзиннь!

Осколки – головокруженье – на пол
(А в дверь: стук – стук!)
Скорее спрятать тушу
– куда вот? –
под двуспалку,
а во входную дверь
не во-время учтивый
мильтон
и управдом
с распиской
                     об учёте мебели.
Убивец смылся,
без всякого смысла
поплёлся руки умывать
от подозренья крови.
Его шмара перед гостями
                         дрожью рассыпалась,
а впереди
из-под кровати
рука
          скорюченная
                                выпала,
быкоподобного скотопромышленника.
Скорее устрекнуть!
И по-за шторой,
меж комодов
Сёмка Жгут
из Катькиной берложки,
обабившись в платок и юбку
– младенчика под мышку! –
по коридору крадётся, как мышь.
А ейный, Катькин хахаль,
драный кот
                    Вадимка,
юродиво
как невидимка –
цап! За воротник!
– Куда? – Туда!
– Ребёнок чей?
– Несу домой.
– Да он не твой! Заткнись!
А тот его по морде хлясь!
– Ты драться погоди!
Положи младенца в сторону! –
Писклёнок в нише,
юродивый и вор
        колотятся
        по лестнице
        затылками –
        рубахи в клочья.
А снизу Катька с визгом,
а сверху управдом с мильтоном –
        Зажа-а-ли!
– Вот это – вор!
        За жабры
        возьмите! –
        И Сёмка скорчился,
        как в западне.


ИЗ КОМЕДИЙ ГАРРИ ЛЛОЙДА
(либретто)

Охотник смелый
готов на всё:
лисицу за уши
тащить из норки,
льва на аркане
привести домой,
иль прыгать в озеро
за утками
с зелёного размаху.
К рассказам
фрачники доверчивы.
И вот –
герою вручена
опасная двустволка.
Однако,
зверей уничтожать
не так легко:
кто прячется в лесу,
а кто – пугает рыком,
и даже гуси
щиплются
до синяков.
Смешон
и опозорен
охотник возвращается на дачу
и от невесты слышит
решительный,
как дробь,
отказ.


НОВИНКА ЗА НОВИНКОЙ

"Медвежья свадьба",
"Три вора", "Багдадский..."
"Гарри Пиль", "Проститутка",
"Катька – бумажный ранет", –
в театрах
в кинематографах
вся атмосфера – навыворот!
Люмпен-обыватели
в экран вцепились
с двух сторон:
– "Что там – молотобоец,
ткач, рудокоп? – фи!
Не фо-то-ге-нично!
Не форсисто!!
Нам бы вот этого:
блатного,
с любовным сердцем,
с револьвером,
с душком одеколончика,
попреступнее,
попроституточнее!"
Эй, мещанин, веселитесь.
Эй, улица,
        ухнем!
"Победа женщины", "Розита",
"Поцелуй Мэри",
"Медвежья свадьба"
"Такая-сякая женщина"

                              и проч. и проч.
Всю жизнь тому назад
(ещё в 13 году!)
зевали мы от фрачного маркиза –
Мозжухина
и Верочки Прохладной
среди курортных лунных видов
великосветских "золотых серий"
(учащиеся моложе 16 лет не
                                            допускаются!)
А ныне
судак с малиной
достигают
довоенной нормы
на поцелуях
в диафрагму.


Алексей Кручёных. Говорящее кино: 1-я книга стихов о кино: Сценарии. Кадры. Либретто. Книга небывалая. Продукция № 150. – М.: Изд. автора, 1928. – 63 с. – 500 экз. – 60 к.

* В этой книге я писал преимущественно о картинах, виденных мною с осени 1926 г. по осень 1927 г. – (прим. А. Кручёных).

© Алексей Кручёных
Категория: Авторы | Добавил: demin (09.03.2011)
Просмотров: 1427 | Теги: Великий немой в стихах о кино, Harold Lloyd, Kino im Gedicht, стихи про кино, АЛЕКСЕЙ КРУЧЁНЫХ, poems about movie, Поэзия и кино
Меню сайта
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Полезные ссылки
  • Wikipedia
  • Кино-Театр
  • Кирилл и Мефодий
  • Интернет-магазин
  • Статистика